Глава 3. Две минуты позора, и я сажусь за пустующую первую парту

Коля

Две минуты позора, и я сажусь за пустующую первую парту. Чувствую себя обезьянкой в зоопарке, ибо пялятся на меня все, кому не лень. Особенно мускулистый брюнет с ехидной улыбочкой, тот прямо-таки прожигает меня взглядом. Придурок.

Учительницей оказалась дама бальзаковского возраста, которую портил излишне яркий, неумелый макияж. Судя по всему, женщина изо всех сил пыталась молодиться, поэтому она и одета была крайне нелепо: блузка, туго обхватывающая ее телеса, была мала ей ещё два размера назад, а юбка выше колена открывала крайне неаппетитные толстенькие ножки. Ннда.

Темой урока оказался Бунин, я вздохнул с облегчением, в моей старой школе как раз Глава 3. Две минуты позора, и я сажусь за пустующую первую парту - таки мы должны были его проходить. Вопреки неопрятному внешнему виду, у преподавателя оказался мягкий, ласкающий слух, грудной голос. Наверное, поёт она замечательно.

- А кто же нам скажет дату рождения этого великого русского писателя?
Может, Савельев?

Из-за парты поднялся тот самый парень, который придурок.

- И.Бунин родился в тысяча восемьсот…аааапчхиии!!!!..дцатом году.
- Вот как? Может, ты можешь и про жизнь его рассказать?
- Да чего рассказывать: родился, жил-жил, а потом бац – и помер!

Класс на его реплики реагировал сдавленным хихиканьем. Похоже, он у них тут местный Петросян. Терпеть таких не могу, нет бы просто сказать, что не знает, так нет Глава 3. Две минуты позора, и я сажусь за пустующую первую парту же, нам же повыебываться надо.

Учительница, не дождавшись от парня вразумительного ответа, начала причитать по поводу того, что он раньше учился хорошо, а сейчас плохо, бла-бла-бла. Так я и знал, что он мозгами не блещет. Небось, весь мозг в мускулы ушел.

- Может кто-нибудь все-таки ответит на заданные мной вопросы?

Женщина, кажется уже и не надеялась на реакцию, но тут я решил подать голос.
Рассказал краткую биографию автора по отработанной схеме: где родился, в какой семье, начало творчества, продолжение творчества, семья/дети, смерть. Литераторша, проникшись моим рассказом, целых две минуты эмоционально меня нахваливала, а потом Глава 3. Две минуты позора, и я сажусь за пустующую первую парту продолжила восторгаться Буниным.

По мне так, Бунин весьма посредственный писатель. К тому же с явными сексуальными проблемами. Ух, как я плевался, когда «Митину любовь» читал. Хуже было, только когда я читал Набоковскую «Лолиту». Умом понимаю, что это классика литературы, но ничего поделать с собой не могу.

Урок, тем временем, подошел к концу, следующим уроком стояла ещё одна литература, поэтому никто не расходился. Прозвенел звонок, и весь класс практически моментально облепил мою парту. Суки. Живым не дамся.

Тут же посыпался шквал вопросов, я, не особо веря в успех мероприятия, сделал донельзя удивленное лицо, глядя в окно: «Ух ты, ни фига Глава 3. Две минуты позора, и я сажусь за пустующую первую парту себе!». Неожиданно сие сработало. Головы одноклассников тут же обратились к окну, позволив мне незаметно сбежать.

Я пришел под лестницу, в моей бывшей школе в таком месте была курилка, здесь, судя по баночке с окурками, тоже. Вообще, курил я редко, только когда понервничаю. Не то чтобы я сильно сейчас нервничаю, но… Да. Я нервничаю.

Не успел я затянуться своей любимой сигаретой с запахом ментола, как перед моим взором возник тот качок, Илья, кажется. Прищурившись, с таким видом, будто говорит что-то умное, он выдал:



- Вообще-то в школе курить запрещено.
- Вообще-то мне плевать.
- Любишь нарушать правила?
- Возможно я тебя Глава 3. Две минуты позора, и я сажусь за пустующую первую парту удивлю, но они для того и созданы.
- О, так ты этот…как его… ну этот… нигилист! Во!
- Умное слово вспомнил?
- Я Илья.
- Да мне собственно, насрать, хоть папа Римский.
- А не слишком ли ты обнаглел?
- Слушай, ты че пришел?! – взорвался я. – Знакомиться я с тобой не собираюсь, грузить меня разговорами тоже не надо!!
- Зря ты так. С такими, как я, лучше дружить.
- Я не дружу с людьми, которые не дружат с собственными мозгами.
- Да пошел ты, - поджав губы, выдал парень, и, резко развернувшись, ушел.

А я, наконец, смог спокойно покурить.



documentagpkphx.html
documentagpkwsf.html
documentagplecn.html
documentagpllmv.html
documentagplsxd.html
Документ Глава 3. Две минуты позора, и я сажусь за пустующую первую парту