ГЛАВА 4 2 страница

Они предупредили Блю, что, возможно, настанет момент, когда ему придется воспользоваться писто­летом. Однако он, конечно, и не подумает это делать, заявил нам Блю и спрятал пистолет в кухонный шкаф. Мне кажется, когда человек глуп, да еще и под завязку накачан наркотиками, он искренне уверен, что все вокруг думают и чувствуют точно так же, как он. Блю, во всяком случае, уверял, что те ребята, мол, ничем не отличаются от нас, что волноваться не о чем, все будет в порядке и все это одни только разговоры, а мы все скоро станем не менее знаменитыми, чем Дженис Джоплин и ее группа «Биг ГЛАВА 4 2 страница Бразер».

Но однажды днем они все же пришли по его душу. Кроме нас, в доме никого не было.

Блю встретил посетителей – их было двое – у дверей танцевального зала и принялся заговаривать им зубы. Меня гости не видели – я сидел в кухне и поначалу даже не прислушивался к тому, что проис­ходило в зале. Не помню точно, но, кажется, я изучал книги Винкена. Однако постепенно до меня стал до­ходить смысл их беседы.

Эти двое пришли, чтобы убить Блю. Ровными, мо­нотонными голосами они упорно твердили, что все в порядке, что он должен поехать с ними, причем сле­дует поторопиться, потому что ГЛАВА 4 2 страница они спешат. Нет, он не может приехать позже, объясняли они, им велено привезти его. Ну и так далее, в том же духе. А потом один из них очень тихо, но зловеще сказал: «Все, хва­тит, парень, поехали». И Блю вдруг замолчал – я больше не слышал всей этой хипповой болтовни типа: «Все образуется, брат… Я не сделал ничего плохого, брат…» В зале стояла гробовая тишина. Я вдруг понял, что вот сейчас они увезут Блю, пристрелят его где-ни­будь, а тело утопят, и почувствовал, как волосы на за­тылке встали дыбом. Такое уже не раз случалось с ГЛАВА 4 2 страница пар­нями вроде него – я читал об этом в газетах. Шансов у него не было.

Времени на размышления не было, да я и не в со­стоянии был здраво рассуждать, даже забыл о пистолете, лежавшем в кухонном шкафу. Охваченный порывом, я выскочил в зал и увидел там двух муж­чин – оба были значительно старше нас и внешне не имели ничего общего с хиппи. Они не походили даже на «ангелов ада» – обыкновенные киллеры. При ви­де меня у них буквально челюсти отвисли, ибо они явно не ожидали встретить какое-либо препятствие на своем пути и даже не предполагали, что кто-то осмелится ГЛАВА 4 2 страница помешать им увести моего приятеля.

Думаю, ты уже узнал обо мне достаточно, чтобы понять, что я был столь же тщеславен, как; и ты, а, кро­ме того, меня никогда не покидала убежденность в собственной необыкновенности и вера в судьбу. Тан­цующей походкой я стремительно, едва ли не рассы­пая на ходу искры, бросился к непрошеным гостям, а в голове билась только одна мысль: «Если Блю может умереть, значит, та же участь, вполне возможно, ждет и меня, а мне совсем не светит получить тому доказа­тельство».

– Представляю…

– Я начал что-то говорить, очень быстро, напори­сто, претенциозно, словно накачавшийся галлюциногенами философствующий ГЛАВА 4 2 страница наркоман, понес ка­кую-то заумную чушь, при этом подходя к ним все ближе и ближе; я говорил что-то о насилии, о хулиган­стве, о том, что они помешали заниматься мне и «ос­тальным», которые сейчас там, в кухне.



И тут один из них сунул руку под пальто и выта­щил пистолет. Наверное, он решил, что оружие по­служит достаточно убедительным и решающим аргу­ментом. Эта сцена и сейчас ясно стоит перед моими глазами. Он просто достал пистолет и направил его прямо на меня. Но прежде чем он успел прицелиться, я обеими руками выхватил у ГЛАВА 4 2 страница него пушку, изо всех сил пнул его ногой, а потом пристрелил обоих бандитов.

Роджер на минуту умолк.

Я тоже молчал, едва сдерживая улыбку. Только кивнул головой. Мне понравился его рассказ. Конеч­но, – как я раньше не понял? – именно так все и должно было начаться. Он отнюдь не был прирожден­ным убийцей. В противном случае он ни за что бы не вызвал во мне интерес.

– Вот так, в одночасье, я превратился в убийцу, – наконец произнес он со вздохом. – В одночасье… И, представь, с первого же раза добился потрясающе­го успеха в этом деле.

Он отпил глоток из бокала и устремил взгляд ГЛАВА 4 2 страница в пространство, вспоминая события далекого прошло­го. Чувствовалось, что он возбужден и в эти минуты напряжение прочно удерживает его в призрачном теле.

– И что ты сделал потом? – спросил я.

– Я уже говорил, что убийство круто изменило всю мою жизнь. Поначалу я хотел немедленно позво­нить в полицию, позвать священника, готов был от­правиться в ад, сообщить матери, что жизнь моя кончена, разыскать отца Кевина, спустить в туалет всю травку, позвать соседей… Все! Конец!

Но вместо этого я запер дверь, сел рядом с Блю и, наверное, целый час все говорил и говорил ему что-то, не умолкая ни на ГЛАВА 4 2 страница минуту. Блю за все это время не про­ронил ни слова. А я все продолжал болтать и одновре­менно молился в душе, чтобы никто не ждал киллеров на улице в машине. Хотя… Раздайся в тот момент стук в дверь, я был готов… Руки мои по-прежнему крепко сжимали пистолет, в котором еще оставалось доста­точно пуль, и я сидел прямо против входа в зал…

Трупы киллеров валялись на полу. Блю смотрел пе­ред собой невидящим взглядом, как будто принял хо­рошую дозу ЛСД и полностью отключился. В конце концов запас моего красноречия иссяк, и в заключе­ние я сказал, что ГЛАВА 4 2 страница пора выбираться к чертовой матери из этого проклятого места. Почему, спрашивается, из-за каких-то двух подонков я должен провести оста­ток жизни в тюрьме? В общем, мне понадобилось примерно около часа логических рассуждений, чтобы прийти к такому выводу.

– Совершенно правильному.

– Мы быстренько свалили из обжитой «берлоги». Собрали вещи, позвонили двум другим музыкантам, чтобы они забрали свои шмотки на автобусной стан­ции. Стремительное бегство мы объяснили полицей­ской облавой, связанной с наркотиками. Правду они так никогда и не узнали. Да и остальные тоже. На на­ших ночных вечеринках и джем-сейшнз перебывало столько народа, что «пальчиков» осталось великое множество, а ГЛАВА 4 2 страница наши даже не были зарегистрированы в полиции. Так что вычислить нас будет практически невозможно. К тому же пистолет я унес с собой.

Но я сделал и кое-что еще. Несмотря на решитель­ный протест Блю, я обшарил карманы мертвецов и забрал у них все деньги. Без баксов мы бы далеко не уехали.

Мы расстались. С тех пор я больше никогда не встречался ни с Блю, ни с другими двумя музыканта­ми – Олли и Тедом. По-моему, они уехали искать счастья в Лос-Анджелес Блю, вполне возможно, в кон­це концов погиб от злоупотребления наркотиками. Но достоверных сведений ГЛАВА 4 2 страница о них я не получал. Я же пошел своим путем. Повторяю, с момента убийства я стал совсем другим человеком. Прежний Роджер ис­чез навсегда.

– Но что именно заставило тебя так изменить­ся? – спросил я. – Я имею в виду, что конкретно по­служило причиной столь разительной перемены? Убийство доставило тебе удовольствие?

– Нет. Ни в коем случае. Никакой радости, а уж тем более удовольствия я не испытывал. Успех, удача – да. Но только не удовольствие. Убийство лю­дей – это работа, причем очень грязная и отврати­тельная. Это для тебя убийство человека – развлече­ние. Но ведь сам ты не человек. Для меня важно ГЛАВА 4 2 страница было другое. Сам факт того, что такое возможно: просто подойти к проклятому сукину сыну и сделать то, чего он никак не ожидает, – отнять у него пистолет, а по­том хладнокровно, без колебаний пристрелить обоих. Мне кажется, последним чувством, которое они ис­пытали в своей жизни, было безграничное удивление.

– Просто они думали, что имеют дело с неопыт­ными юнцами.

– Они считали нас мечтателями и фантазерами, далекими от реальной жизни. А я и был таковым на самом деле. Всю дорогу до Нью-Йорка я размышлял о своей судьбе, о том, что меня ждет великое будущее, а неожиданно открывшаяся способность – способ­ность хладнокровно убить ГЛАВА 4 2 страница двоих людей – стала своего рода крещением, явлением и воплощением тая­щейся во мне силы.

– Ты хочешь сказать, что она была явлена тебе Богом?

– Нет. Судьбой и роком. Я уже говорил, что не испытывал никаких чувств к Богу. А тебе известно, что католическое учение гласит, что, если ты не ощуща­ешь в себе любви и беззаветной преданности Деве Марии, следует опасаться за твою душу. Так вот, ни любви, ни преданности Богоматери во мне не было, равно как и к любому другому божеству или святому. Именно поэтому меня до такой степени удивляет ре­лигиозность Доры, причем совершенно искренняя. Но о ГЛАВА 4 2 страница Доре позже. К моменту приезда в Нью-Йорк я уже твердо знал, чего хочу добиться: свободы, богат­ства, власти и поклонения своих многочисленных приверженцев. Я не желал признавать никаких правил, не желал мириться с ограничениями. Роскошь и воля – вот что должно стать моим девизом в этом мире.

– Да, я тебя отлично понимаю.

– Таковым было отношение к жизни Винкена. Он убеждал последователей своего учения – а это в подавляющем большинстве были женщины, – что не стоит ждать перехода в иной мир, что жить и гре­шить надо здесь и сейчас. Насколько мне известно, таких взглядов придерживались все еретики и без­божники. Или я ошибаюсь ГЛАВА 4 2 страница?

– Да, многие. Во всяком случае, так утверждали их враги.

– Следующее убийство я совершил исключительно ради денег. Мне его заказали. Я был едва ли не самым амбициозным молодым человеком во всем городе и работал с новой группой, однако заключить контракт нам никак не удавалось, в то время как другие рок-звезды часто получали его после первого же выступления. Я вновь стал торговать наркотиками и в этом бизнесе добился гораздо большего успеха, хотя сам не испытывал к ним ничего, кроме отвращения, и никогда не употреблял. Наркобизнес еще только на­бирал обороты, травку переправляли через границу на маленьких самолетах ГЛАВА 4 2 страница, и все это походило на забав­ные ковбойские приключения.

Однажды до меня дошли слухи, что некий человек попал в черный список могущественного дельца, ко­торый готов заплатить за убийство провинившегося парня тридцать тысяч долларов. Надо заметить, что малый этот славился своей злобой и жестокостью и наводил ужас на окружающих. К тому же он знал, что его хотят убрать. Тем не менее, он свободно разгули­вал средь бела дня, и все боялись даже пальцем поше­велить.

В общем, каждый надеялся, что кто-то другой, в конце концов, отважится и выполнит эту работу. Я по­нятия не имел, кто, с кем ГЛАВА 4 2 страница и каким образом связан в этом деле. Знал только, что игра стоит свеч, – ну, ты понимаешь, о чем я. Кое-какие справки я все же на­вел.

Я тщательно разработал план. Было мне тогда все­го девятнадцать. Я оделся как примерный учащийся колледжа: свитер с вырезом лодочкой, блейзер, флане­левые брюки… Прическа у меня была а ля мальчик из Принстона, под мышкой несколько книг. Уточнив адрес, я направился вечером прямо к его дому на Лонг-Айленде, подождал на подъездной дорожке к гаражу и, как только «клиент» вышел из машины, спокойно пристрелил его в нескольких метрах от дома, где в тот момент ужинали ГЛАВА 4 2 страница его жена и дети.

Роджер на минуту умолк, а потом очень серьезным тоном добавил:

– Чтобы совершить столь жестокий поступок и при этом не чувствовать ни малейшего раскаяния, нужно, наверное, нести в своей душе что-то от зверя…

– Однако ты не подвергал его таким мукам, ка­кие пришлось испытать тебе самому, – мягко возра­зил я. – Ты отчетливо сознавал, что делаешь и зачем. За то время, что я следил за тобой, у меня все же не сложилось правильного представления о твоем ха­рактере. Ты показался мне более порочным и развра­щенным, чем на самом деле, и гораздо глубже ГЛАВА 4 2 страница погру­женным в собственные мечты и фантазии. Ловким и хитрым, но при этом подверженным самообману.

– Разве то, что ты сделал со мной, можно назвать муками? – спросил он. – Я не чувствовал боли – только ярость при мысли о том, что должен умереть. Как бы то ни было, того человека на Лонг-Айленде я убил ради денег. Его жизнь или смерть для меня ров­ным счетом ничего не значили. Я даже не испытал об­легчения. Было лишь ощущение собственной силы и сознание исполненного обязательства. А главное, мне хотелось вновь испытать нечто подобное. И вскоре мне представилась такая возможность.

– В общем, ты нашел свой путь ГЛАВА 4 2 страница в жизни.

– Именно так. И собственный стиль тоже. Слу­хами земля полнится, и вскоре обо мне заговорили: «Если задача выглядит невыполнимой, обратитесь к Роджеру». Я мог переодеться врачом, повесить на грудь табличку с именем, взять в руки папку с зажи­мом и в таком виде проникнуть в больницу, чтобы там прямо в постели убить очередного «клиента», не оставив ни следов, ни свидетелей. В моей практике действительно были такие случаи.

И все-таки состояние свое я нажил не на убий­ствах, а на торговле в первую очередь героином, а по­сле и кокаином. Причем в кокаиновом бизнесе я ГЛАВА 4 2 страница словно вновь возвращался в те далекие времена романти­ческих приключений, поскольку встречался с теми же ковбоями, которые на тех же самолетах, теми же про­веренными путями переправляли кокаин через гра­ницу. Тебе, конечно, хорошо известна история, то, как все начиналось. Об этом сегодня знают все. Пер­вые наркоторговцы пользовались грубыми и прими­тивными методами. Это была своего рода игра с влас­тями в «полицейских и разбойников» – со всеми соответствующими атрибутами: убийствами, погоня­ми, стрельбой и тому подобной ерундой. Самолетики с кокаином умудрялись удирать от преследования, хо­тя были перегружены настолько, что, когда призем­лялись, пилот не мог выбраться из кабины. Мы ГЛАВА 4 2 страница быст­ренько перетаскивали кокаин в машины и смывались кто куда.

– Да, я слышал что-то такое.

– Теперь в этом бизнесе работают настоящие ге­нии, которые пользуются сотовой связью и компью­терами и хорошо знают, как «отмывать» деньги. Но тогда… В то время гением наркобизнеса был я. За­частую приходилось решать нелегкие задачи, уверяю тебя. Но мне всегда удавалось уладить любое дело, во­время связаться с доверенными людьми, найти на­дежных курьеров, обеспечить безопасный канал пе­реправки через границу. Еще до того, как наркотики получили широкое распространение и стали, так: ска­зать, достоянием улицы, у меня была налажена широ­кая ГЛАВА 4 2 страница сеть связей с богатыми людьми в Нью-Йорке и Лос-Анджелесе. Мои постоянные заказчики были весьма обеспеченными, и им достаточно было позво­нить по телефону, чтобы товар доставили прямо на дом. Качество при этом гарантировалось. Все остава­лись довольны. Тем не менее я решил, что пора по­кончить со всем этим и уехать. Мне хватило ума и ловкости провести несколько очень выгодных сделок с недвижимостью, которые принесли кучу денег. А как ты знаешь, это были времена кошмарной инфляции. Но я сумел заработать целое состояние.

– А каким образом Терри и Дора оказались втя­нутыми во все это?

– Просто ГЛАВА 4 2 страница нелепая случайность. А быть может, судьба. Трудно сказать. Я вернулся домой, в Новый Орлеан, чтобы повидаться с матерью, встретил там Терри, она забеременела… В общем, полный идио­тизм…

Мне было двадцать два. Мать умирала и попросила меня приехать. Ее дружок с морщинистым лицом к тому времени был уже на том свете, и она осталась совершенно одна. В последнее время я: постоянно по­сылал ей деньги, и немало.

Пансиона уже не существовало, дом был предо­ставлен матери в полное распоряжение. У нее были две служанки и личный шофер, готовый в любой мо­мент отвезти ее в «Кадиллаке», куда она только поже ГЛАВА 4 2 страница­лает. Матери безумно нравилась такая жизнь, и она никогда не интересовалась происхождением моих ка­питалов. И конечно, я не забывал о Винкене и его кни­гах. Мне удалось отыскать и приобрести еще две. Мой антикварный склад в Нью-Йорке постепенно попол­нялся все новыми сокровищами, но, если не возража­ешь, о нем мы поговорим чуть позже. И о Винкене тоже.

Мать никогда и ни о чем меня не просила. Почти все время она проводила в своей огромной спальне и уверяла меня, что беседует там с теми, кто покинул этот мир раньше нее: со своим дорогим братом Мик­ки, любимой ГЛАВА 4 2 страница сестрой Алисой, со своей матерью – на­шей, так сказать, родоначальницей. Ирландка по про­исхождению, она служила горничной в этом доме и после смерти его безумной хозяйки получила особняк в наследство. А еще мать говорила, что к ней часто приходит Крошка Ричард – брат, который умер, ко­гда ему было всего четыре года. От столбняка. Крошка Ричард… Она утверждала, что Крошка Ричард зовет ее к себе…

Но ей хотелось, чтобы я вернулся домой. Она жда­ла меня в своей спальне. Я знал об этом и понимал ее желание. Прежде ей приходилось ухаживать за уми­рающими квартирантами, да и я заботился не только о ГЛАВА 4 2 страница Старом Капитане. Вот почему я поехал в Новый Ор­леан.

Никто не знал, куда я направился, равно как нико­му не было известно ни мое настоящее имя, ни проис­хождение. Поэтому мне не составило труда исчезнуть из Нью-Йорка. Я вновь поселился на Сент-Чарльз-авеню и почти все время оставался возле матери – когда ее тошнило, держал возле ее подбородка чашку, вытирал слюну, подавал судно, когда агентство не име­ло возможности прислать сиделку. Конечно, мы мог­ли позволить себе нанять постоянных сиделок, медсе­стер и любых помощниц, но матери не нравилось пользоваться услугами «этих ужасных цветных женщин», как ГЛАВА 4 2 страница; она их называла. И я вдруг сделал со­вершенно неожиданное для себя открытие: уход за матерью не вызывал во мне практически никаких от­рицательных эмоций. А сколько простыней мне при­шлось сменить и постирать. Естественно, в доме была стиральная машина. Я вновь и вновь менял белье на постели – наверное, слишком часто, но такой уж я человек: ни в чем не знаю меры. Я просто делал то, что считал нужным. Я бессчетное число раз мыл и насухо вытирал судно, посыпал его специальной пудрой и ставил возле кровати. Воздух в комнате всегда оста­вался свежим. В конце концов, нет ГЛАВА 4 2 страница такого запаха, который остается навечно и от которого невозможно избавиться.

– Во всяком случае, не на этой земле, – пробор­мотал я. Но он, слава Богу, не расслышал моих слов.

– Так продолжалось примерно две недели. Мать не хотела, чтобы я отправил ее в больницу. Я нанимал круглосуточных сиделок – просто для страховки, что­бы в случае необходимости они могли проверить ее пульс, давление и остальные жизненные показатели. Я играл для нее, вслух читал вместе с ней молитвы – словом, делал все, что обычно делают для людей, нахо­дящихся на смертном одре. С двух до четырех дня она принимала посетителей – в основном каких-то ГЛАВА 4 2 страница престарелых родственников. «А где же Роджер?» – спра­шивали они, но я на это время уходил и старался с ни­ми не встречаться.

– И у тебя не разрывалось сердце при виде ее страданий?

Во всяком случае, они не доводили меня до безумия. Практически весь ее организм был поражен раком, и никакие деньги уже не могли ее спасти. Мне было очень тяжело наблюдать, как мучительно она уми­рает, я мечтал, чтобы все поскорее закончилось, одна­ко в глубине моей души всегда жило некое безжалост­ное и жестокое чувство, которое в любой ситуации говорило мне: «Просто делай то, что необходимо». И я сутками сидел ГЛАВА 4 2 страница рядом с матерью, практически без сна и отдыха. До самой ее смерти.

Мать без конца разговаривала с призраками. Сам я их не видел и не слышал, но часто мысленно обра­щался к ним и умолял забрать ее к себе. «Крошка Ри­чард, – просил я, – возьми ее. Дядя Микки, если ей не суждено поправиться, приди за ней…»

Незадолго до смерти матери появилась Терри – опытная сиделка, не имевшая, однако, специального медицинского образования. Она приходила тогда, ко­гда все дипломированные медсестры были заняты, ибо работы у них всегда хватало с избытком. Ах, Тер­ри… Блондинка, ростом пять футов семь дюймов ГЛАВА 4 2 страница, де­шевка и в то же время самая соблазнительная и обольстительная девчонка, какую мне когда-либо до­водилось встречать. Ты понимаешь, о чем я. У нее, что называется, все было на месте и как надо. В общем, потрясающая, ослепительная дрянь.

Я улыбнулся, вспомнив покрытые розовым лаком ногти и влажные розовые губки – видения, выхва­ченные когда-то из его разума и промелькнувшие пред моим мысленным взором.

– У этой малышки была продумана каждая де­таль, все было направлено на достижение цели: и то, как она жевала резинку, и золотой браслет на лодыж­ке, и манера сбрасывать с ноги тапочки, чтобы я мог полюбоваться ГЛАВА 4 2 страница накрашенными ногтями на ее ногах, и просвечивающая сквозь тонкий нейлон белого халатика ложбинка на груди… В ее глазах под тяжеловатыми веками не отражалось ни грамма интеллекта, но при этом они были безукоризненно подведены карандашом, а на ресницах лежал слой туши фирмы «Мейбеллин». А как кокетливо у меня на глазах подпиливала она ноготки! Уверяю тебя, никогда прежде не доводилось мне видеть столь совершенное воплощение порока и соблазна Истинный шедевр!

Я рассмеялся, Роджер, не удержавшись, – тоже, однако он продолжал свой рассказ:

– Поверь, она была действительно неотразима. Этакое сексуальное животное, но только без шерсти. И мы стали заниматься с ней «этим» при каждом ГЛАВА 4 2 страница удобном случае. Стоя в ванной комнате, например, пока мать спала. Пару раз мы уходили в одну из пустующих спален. Нам никогда не требовалось на это двадцати минут – я засекал время. Как прави­ло, она даже не снимала свои розовые трусики – только спускала их, и они болтались где-то возле ее лодыжек. Она пахла, как духи «Голубой вальс».

Я тихо рассмеялся, а потом задумчиво произнес:

– Ах, если бы мне дано было познать то, о чем ты говоришь. А вот ты познал… Влюбился в нее и… поддал­ся искушению.

– Ну-у, ведь я был в двух тысячах миль от Нью ГЛАВА 4 2 страница-Йорка, от моих женщин и моих мальчиков – от все­го. От всего, что неизбежно сопутствует богатству, влиянию и власти: от тупых телохранителей, суетливо распахивающих перед тобой двери, от глупеньких де­вочек, которые клянутся тебе в вечной любви на зад­нем сиденье лимузина только потому, что знают, что накануне вечером ты кого-то пристрелил. Иногда я чувствовал такое пресыщение сексом, что в самый разгар очередного приключения вдруг ловил себя на том, что мысли мои заняты совсем другим, и я не в си­лах даже сосредоточиться и получить наслаждение, даже если рядом оказывалась самая профессиональ­ная и искуснейшая в мире ГЛАВА 4 2 страница проститутка.

– Мы похожи с тобой гораздо больше, чем я мог предположить.

– Что ты имеешь в виду? – спросил Роджер.

– Сейчас не время говорить об этом. Тебе нет нужды знать подробности моей жизни. Вернемся к Терри. И к истории появления на свет Доры.

– Терри забеременела от меня. Хотя я был уве­рен, что она принимает противозачаточные таблетки. Она же думала только о том, что я богат. И для нее не имело значения, люблю я ее или нет, равно как и любит ли меня она. Поверь, это было самое тупое и при­митивное человеческое существо из всех, кого я знал. Сомневаюсь, что ГЛАВА 4 2 страница столь невежественные и скучные люди, как Терри, способны привлечь тебя даже в ка­честве источника для утоления голода.

– И в конце концов родилась Дора?

– Да. Терри заявила, что избавится от ребенка, если я не женюсь на ней. Тогда я заключил с ней сдел­ку: сто тысяч долларов, как только мы поженимся (ес­тественно, я вступил с ней в брак под вымышленным именем и поступил совершенно правильно, посколь­ку теперь мы с Дорой официально никак не связаны), и еще тысячу «косых» в день рождения малыша. По­сле этого я обещал дать Терри развод, поскольку все, что мне нужно было от нее ГЛАВА 4 2 страница, – это моя дочь.

«Наша дочь», – поправила меня тогда Терри. «Да, наша», – согласился я. Господи! Каким же надо было быть идиотом, чтобы не понять то, что буквально ле­жало на поверхности! Мне и в голову не пришло, что эта вульгарно накрашенная женщина в тапочках на каучуковой подошве, не вынимающая изо рта жева­тельную резинку, без конца полировавшая при мне свои ногти, на пальце которой, тем не менее сверкало великолепное обручальное кольцо с бриллиантом, вдруг искренне воспылает любовью к новорожденной дочери. Она была глупым, тупым животным, но жи­вотным млекопитающим и не желала расставаться со своим детенышем. Мне пришлось пройти поистине сквозь ГЛАВА 4 2 страница все круги ада, но все, чего я добился, – это раз­решения на регулярные посещения и встречи с девоч­кой.

В течение шести лет я при первой же возможно­сти мчался в Новый Орлеан, чтобы повидаться с Дорой, обнять ее, подержать на руках, погулять и пого­ворить с ней. Сомнений в том, что это мой ребенок, у меня не было, она была действительно кровь от крови и плоть от плоти моей. Только завидев меня в конце улицы, малышка со всех ног бросалась в мои объятия. Мы садились в такси и отправлялись во Француз­ский квартал, чтобы в который уже раз ГЛАВА 4 2 страница прогуляться по Кабильдо и увидеть собор, который мы оба обожа­ли. Потом мы шли в центральный бакалейный мага­зин и покупали там маффалетас. Ты знаешь, что это? Огромные сэндвичи с оливками.

– Да, знаю.

– Дора рассказывала мне обо всем, что произо­шло с ней за то время, что мы не виделись, – как пра­вило, не более недели. Мы танцевали прямо на улице, я пел ей песенки. А какой чудесный голосок был у нее! Сам я никогда не обладал красивым голосом, но моя мать и Терри – да. Видимо, от них унаследовала во­кальные способности и Дора. К тому же она была ГЛАВА 4 2 страница очень умной девочкой. Нам нравилось переправлять­ся на пароме через реку – туда и обратно – и петь, стоя у перил. В магазине Холмса я покупал ей краси­вую одежду. Терри не имела ничего против – я имею в виду одежду. Конечно, я не забывал и о каком-ни­будь подарке для самой Терри – бюст­гальтере, наборе французской косметики или духах по сто долларов за унцию. Я готов был купить что угодно, но только не «Голубой вальс»! В общем, мы с Дорой очень весело проводили время. Иногда мне ка­залось, что одна только мысль о том, что я вскоре ГЛАВА 4 2 страница уви­жу Дору, поможет мне выдержать любые испытания.

– Похоже, она была столь же общительной и ода­ренной богатым воображением, как и ты.

– Именно так. Мечтательница и фантазерка. Однако учти: ее отнюдь нельзя назвать наивной. Ме­ня никогда не переставал удивлять тот факт, что она увлеклась богословием. Любовь к зрелищности, артистизм она, конечно, унаследовала от меня. Но откуда в ней столь безоговорочная вера в Бога, страсть к теоло­гии?.. Не понимаю!

Теология… Это слово заставило меня задуматься.

А Роджер тем временем продолжал:

– По прошествии времени мы с Терри букваль­но возненавидели друг друга. А когда пришла пора определять Дору в школу, между ГЛАВА 4 2 страница нами начались са­мые настоящие битвы, едва ли не кровопролитные сражения. Я хотел отдать дочь в академию Святого Сердца, нанять для нее учителей музыки и танцев, а кроме того, требовал, чтобы как минимум две недели каникул она проводила со мной в Европе. Терри ре­шительно возражала, заявляя, что не позволит вырас­тить из малышки высокомерную гордячку. Она уеха­ла из дома на Сент-Чарльз-авеню, потому что, по ее словам, старый особняк приводил ее в ужас, и пере­бралась в какую-то хибару, построенную в сельском стиле на унылой улочке сырой, болотистой окраины. Таким образом, моя дочь лишилась возможности жить ГЛАВА 4 2 страница в прекрасном и живописном Садовом квартале и вынуждена была видеть вокруг себя лишь скучный пейзаж, лишенный каких-либо достопримечательно­стей.

Я был в отчаянии, а Дора между тем росла и стала уже достаточно большой, чтобы предпринимать ка­кие-либо меры в попытке отнять ее у матери, ко­торую она, кстати, очень любила и всегда защищала. Между матерью и дочерью существовала некая мол­чаливая связь, не нуждавшаяся в словесном выраже­нии. Терри очень гордилась девочкой.

– А потом возник тот самый дружок.

– Совершенно верно. И появись я в городе днем позже, я уже не застал бы там ни жену, ни ГЛАВА 4 2 страница дочь. Терри налетела на меня словно фурия. К черту мои чеки, кричала она. Они с Дорой уезжают во Флориду вмес­те с этим нищим электриком. Дора ничего не знала и в тот момент играла на ули­це в конце квартала. А эти двое уже собрали вещички. Там я обоих и застрелил, в этом домишке в Метэри, где Терри предпочла жить и воспитывать мою дочь, вместо того чтобы спокойно оставаться в удобном особняке на Сент-Чарльз-авеню. Весь искусственный ковер на полу был залит кровью, брызги разлетелись повсюду.

– Могу себе представить.

Потом я утопил трупы в болоте. Мне давненько ГЛАВА 4 2 страница не приходилось заниматься такой грязной работой, однако я с легкостью справился с задачей. Машина электрика стояла в гараже, и мне не составило труда упаковать и перетащить тела в багажник, а потом вы­везти их подальше от жилых домов – по-моему, я по­ехал по шоссе Джефферсона Точно не помню. Откро­венно говоря, я понятия не имею, где именно утопил их. Нет, кажется, это все-таки было в районе Чеф-Ментье, неподалеку от старых фортов на реке Ригул. Так или иначе, их поглотила болотная жижа.

– Знакомая картина. Меня самого когда-то уто­пили в болоте, – пробормотал я.

Однако Роджер не расслышал ГЛАВА 4 2 страница – он был слишком возбужден и взволнован воспоминаниями.

– Когда я вернулся, Дора сидела на ступеньках, подперев кулачками подбородок, и плакала. Она не могла понять, почему дома никого нет, а дверь запер­та. Увидев меня, она с криком бросилась навстречу. «Папочка, я знала, что ты приедешь, знала, знала», – сквозь слезы повторяла малышка. Я не рискнул войти с ней в дом за вещами – не хотел, чтобы ребенок видел кровь. Поэтому я усадил ее в пикап электрика, и мы сразу же покинули Новый Орлеан. Машину я оста­вил потом в Сиэтле. Это было наше с Дорой большое путешествие через всю страну.

Мы преодолевали милю ГЛАВА 4 2 страница за милей, и я едва ли не с ума сходил от счастья, от сознания того, что мы вмес­те, что мы можем вот так ехать и разговаривать, раз­говаривать, разговаривать… Мне кажется, что я тогда пытался рассказать Доре обо всем, что знаю. Конечно, из опасения хоть чем-нибудь омрачить невинную ду­шу ребенка я не касался темных сторон действитель­ности и говорил только о хорошем: о добродетели и честности, о том, что может испортить человека, и о том, что следует уважать и ценить в этой жизни»

«Тебе нет необходимости делать что-либо, Дора, – убеждал я. – Ты можешь ГЛАВА 4 2 страница принять мир таким, какой он есть». Я рассказал ей даже о том, что в молодости мечтал основать и возглавить собственное религиоз­ное учение, а теперь собираю всякие красивые вещи, в том числе и предметы церковного искусства, и в по­исках того, что меня интересует, объездил всю Европу и страны Востока. Причем я дал ей понять, что имен­но торговля ценностями сделала меня богатым, что, как: это не покажется тебе странным, в тот момент было почти правдой.


documentagouymz.html
documentagovfxh.html
documentagovnhp.html
documentagovurx.html
documentagowccf.html
Документ ГЛАВА 4 2 страница